04.10.2018      49      0
 

Виртуальная любовь или виртуальная игра!?


Виртуальная любовь или виртуальная игра!?Алину называли «штатным солнышком редакции» в рекламном отделе газеты, где она работала. Так окрестил ее начальник системного отдела Серега Стрыгин, и с его легкой руки прозвище закрепилось. Длинные белокурые волосы, веселые глазищи и компанейский характер — что еще нужно для успеха? Алину любили рекламодатели и неизменно поили чаем, когда она приезжала за очередным макетом.
Все свободные от брачных уз мужчины редакции за три года работы рекламного агента Воробьевой успели за ней поухаживать. Самым верным «оруженосцем» был все тот же Стрыгин, со временем ставший для девушки хорошим другом. А самым прямолинейным редакционным кавалером оказался юрист редакции.

Дородный и самоуверенный Толик однажды перехватил девушку в коридоре и увел обедать в кафе. Без всяких предисловий он серьезно сообщил:
— Я намерен пригласить тебя замуж. Имей в виду, годы идут. А ты все скачешь, воробышек. Тебе пора родить ребенка, стать настоящей женщиной. Я буду нас обеспечивать, а ты с колясочкой встречать меня после работы…
Вот те на! Алина представила себя, остепенившуюся мать семейства, катящую по дороге колясочку. Из кружев и одеялец степенно кивает младенец с залысиной на лбу и тонкими усиками — как у папы… Бр-р!
Пришлось отчаянно выкручиваться. Отвесив кучу комплиментов «жениху», Алинка твердо отказалась от завидной доли супруги юриста. Толик дулся полгода…

«Не надо мне француза».

В ежедневной газете каждый отдел по сто раз на дню пересекается с другими. Верстальщики бегают пить кофе к рекламисткам, журналисты то и дело звонят водителю, чтобы мчаться на очередное задание… Не дружить между собой невозможно. Самые задушевные беседы и самые яростные споры «за жизнь» обычно происходят в редакционной комнате отдыха. В этот раз спорили о знакомствах по Интернету.
—… И если у девушки все в порядке с внешностью и коммуникабельностью, она будет искать партнера в реале!
— То есть ты считаешь, что знакомства по сети — не для тебя?
— Нет, конечно. Кто мне даст гарантию, что за красивой анкетой не скрывается престарелый лысый альфонс? А ехать к такому, пусть даже и в Европу, спасибо, я не хочу!
Примерно через две недели после этого разговора Алину позвали к телефону.
— Рекламный отдел, Алина Воробьева, — бодро отрапортовала она в трубку.
— Добрый день, — вежливо сказала неведомая дама. — С вами говорят из агентства «Встречи без границ». Ваше объявление о знакомстве имеет большой успех. Один из претендентов постоянно нам звонит и просит организовать встречу. Он француз…
Алину разобрал смех. Похоже, Стрыгин запомнил разговор про Интернет-любовь и подговорил позвонить кого-то.
— Ну, хватит забавляться! Вы с третьего этажа звоните? — воскликнула она.
В трубке помолчали.
— Алина, я совершенно серьезна, — сказала дама. — Хотите, я пришлю вам факс или электронное письмо со всеми нашими реквизитами и фотографией вашего лионского поклонника?
Воробьева тут же представила себе фото француза — черноволосого мужчины не первой молодости, почему-то с усами а-ля Сальвадор Дали. И в обнимку с бутылью «Божоле нуво»… Шарман, шарман!
— Ой, не надо мне француза! Я вообще не люблю иностранцев. Менталитет, знаете ли, другой испугалась Алина. — Я работать должна, давайте не будем больше об этом…
Трубка легла на место, а вокруг загомонили рекламистки:
— Кто это? Почему француз?
— Это, скорее всего, Серега Стрыгин чудит, все какие-то розыгрыши устраивает, — Алина устало махнула рукой и отправилась на встречу с клиентом.
А когда вернулась, сотрудники сообщили, что шеф вызывает ее к себе. На столе у главного лежала стопка бумаг.
— Воробьева, тут тебе официальное послание про какие-то знакомства, — озадаченно сказал начальник. — Ты уж переадресуй их к себе на ящик, что ли?
С пылающими щеками она пронеслась мимо секретарши Марины, мимо двери родного рекламного отдела. Добралась до комнаты отдыха, села на диванчик и развернула первый лист. На нее смотрел парень лет двадцати семи. Белобрысый. Скуластый. С горными лыжами наперевес. У молодого человека был вид лукавый и немножко растерянный. Будто собрался рассмеяться, да что-то отвлекло. Но вот сейчас отвернется от объектива фотокамеры и захохочет… А внизу стояла приписка: «Меня зовут Анвар. Я умею немножко по-русски писать. Учился в России. У тебя удивительная улыбка. Хочу узнать, какая у тебя душа. Вот мой е-мейл, напиши мне». На остальных листках были распечатки фотографий и подробной информации о других претендентах и письмо от менеджера службы знакомств.
— Смотри, а с виду не француз, а прямо викинг, — засмеялся над ее плечом Серега.
— А ну, садись! — прикрикнула Алинка, пытаясь выхватить из его рук письмо и фото. — Признавайся, откуда у них информация обо мне взялась?
— Ну, в общем, это мы с Пашкой, с верстальщиком, сделали, — виновато произнес Сергей. — Еще две недели назад. Мы тогда номер доделывали и, пока пленки выводили, решили пошутить. Нашли твою фотку в архивах, написали про тебя данные редкие. Рост там, вес, — тут Серега смутился, — на глаз прикинули. Написали, что ты в Питере нормального парня найти не можешь. И послали это все, будто от тебя, на сайт «Встречи без границ», а адрес и телефон указали редакционные.
— Эх, лучше б ты за вирусами в компьютерах следил получше, а? — в сердцах сказала Воробьева.

Роман на клавишах.

В этот день, ведя бесконечные телефонные переговоры, Алина постоянно вспоминала серые глаза Анвара. В конце концов девушка вздохнула, села за компьютер и быстро набрала несколько вежливых строк.
Когда на следующее утро девушка пришла на работу, стажерка отдела Танечка томно протянула:
— Али-ин! У тебя в ящике от какого-то Анвара целых три письма лежат!
— Ой, девчонки, не иначе замуж зовет, — усмехнулась Воробьева и села за монитор.
Анвар замуж не звал. Он рассказывал о себе, о своем Лионе, о собаках, которых воспитывает. Его немного неуклюжий русский язык забавлял и трогал. В одном из писем он простодушно признался, что с тех пор, как он побывал в России, где проходил ветеринарную стажировку, ему не дает покоя красота русских жен-шин. И поэтому иногда он забредал на русские сайты знакомств в поисках любви и «интересных персонажей». «Твоя анкета была такая славная, что я очень заинтересовался», — писал воздыхатель.
Алина погрузилась в переписку с головой. Главный менеджер ругался и грозился отключить девушке Интернет. Потом Анвар написал, что, наверное, сразу после православного Рождества возьмет на работе отпуск. Это письмо заканчивалось коротким трогательным вопросом: «Давай я приеду?»
…Анвар купил билет на середину января. Отшумела новогодняя неделя, и вдруг Алина поняла, что увидит своего виртуального знакомого совсем скоро.
— Мам, я влюбилась, — сказала вечером на кухне Алина.
— Это, случайно, не один из твоих сумасшедших журналистов? Как его зовут? — спросила Анна Вячеславовна.
— Его зовут Анвар, ма. Он владелец ветклиники во Франции…
В тот день Питер завалило снегом. Алинка встретила Анвара в аэропорту и сразу повела в уютное кафе на Невском — пить кофе. В полном молчании они сидели друг напротив друга и внимательно смотрели глаза в глаза. Вдруг Алина захохотала. Анвар, недолго думая, подхватил. Хорошо, что субботним утром в кафе мало посетителей…
— Ох… а я думала… вот приедет носатый…чернявый-кучерявый… клошар…. вместо тебя, — сквозь смех говорила она.
— Я тоже разное думал… в самолете были русские мадам, — взмахнул руками Анвар, показывая габариты попутчиц…
Все оказалось именно таким, как думалось. Настоящим. Им даже не пришлось привыкать друг к другу — они будто подхватили случайно прервавшийся разговор. И ей нравилось в нем все — от серых глаз до музыкальных пристрастий… А на следующий день, морозным воскресеньем, Алина повезла своего принца знакомиться с редакцией. В газете существовала незыблемая традиция: в выходной устраивать лыжный забег в ближайшем с редакцией парке. Француза приняли как своего и сразу утащили выбирать лыжи.

«Я без тебя зачахну».

После того как накатались и извалялись в снегу, все отправились в редакцию на традиционное чаепитие. Анвар, идя впереди, что-то рассказывал верстальщикам и журналистам, а Серега топал рядом с Алиной и молчал. Потом вдруг сказал:
— Эх, ведь уедешь теперь. Ну конечно, все-таки заграничный кавалер, красивая жизнь… А мы тут без тебя зачахнем. Я зачахну, — полушутливо поправился он.
— Знаешь, Сереж, — взглянула она в глаза Стрыгину. — Даже если бы он жил в соседнем доме, это
ничего не изменило бы, ты же сам понимаешь…
— Я знаю, — отозвался он. — Это называется — фатум, судьба. Эх, стоило любить тебя три года, чтобы своими руками подарить французскому выскочке…
— А какже,— рассмеялась Алина, — конечно, стоило. Свидетелем будешь на свадьбе. А пока готовь свою лучшую фотку, я тут тоже один сайт знакомств нашла!
Она побежала за всеми, а он долго смотрел, как мелькает среди сосен ее полосатый шарф…


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *